Пишите нам На Главную

Век дизайнеров (Махорка)

В 1925 году в Париже состоялась Международная выставка современных декоративных и промышленных искусств («Exposition Internationale des Arts Décoratifs et Industriels Modernes»), давшая начало направлению Ар Деко в архитектуре и дизайне. Павилион СССР, спроектированный молодым инженером Константином Степановичем Мельниковым, произвёл совершенный фурор в столице мод. Сам Ле Корбюзье, проектировавший павильон Франции «Эспри Нуво», сказал, что советский павилион—единственный, который стоит осмотреть на этой выставке.

«Какая же это новость?»- скажете вы. А такая, что мельниковские концептуальные открытия в послевоенных 1920х определили лицо европейской архитектуры не только на десятилетие, прошедшее под знаком Ар Деко, а так или иначе повлияли на весь XXв и продолжают по крупицам напоминать о себе в XXIв.

                                                      

Строго говоря, Мельников вписал своё имя в историю архитектуры ещё за три года до этого, в Москве, готовя ко Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке один из тысяч подведомственных павильонов—павильон табачной фабрики, «Махорку». Заказ был так ничтожен, что авторов обычно даже не звали на проектировку. Но «Махорка» моментально превратилась в хрестоматийный проект. Двухэтажное здание, стилизованное не то под пачку табаку, не то под будку сторожа, полностью деревянное, но с настоящей оранжереей, остекление которой не имело опоры в углах, винтовой лестницей и крупными рекламными площадями. Оно не только выделялось странным, но гармоничным видом среди всех остальных павильонов, но и воплощало выверенную и очень хорошо продуманную идею. В «Махорке» всё было устроено так, что потребитель видел весь цикл производства табака, от выращивания до упаковки. Кроме того, павильон поражал воображение, так как был выполнен из дерева—материала, который, казалось бы, уже не поддавался сколько-нибудь новому художественному осмыслению.

Европа пищала от восторга. Роскошный век декоративного искусства скоро плавно перетёк в скромный функционализм, а в СССР пришёл сталинский ампир. Но отголоски мельниковских экспериментов с необычной, но функциональной геометрией и смелыми стилизациями звучали и будут звучать не только в научной фантастике, но и в футуристической архитектуре московских улиц, потихоньку становящейся всё более привычной.

<< вернутся назад


Rambler's Top100
Лицензия